Архив за месяц: Август 2018

История подвига: неизвестные страницы

Накануне дня рождения легендарного разведчика журналисты газеты «Тюменская область сегодня» провели научно-историческую конференцию по теме «Николай Кузнецов: история подвига» в аграрном университете Северного Зауралья.

Участниками конференции стали первый заместитель председателя Тюменской областной Думы, руководитель фракции партии «Единая Россия» в региональном парламенте Андрей Артюхов, временно исполняющий обязанности главы администрации города Тюмени Руслан Кухарук, ректор аграрного университета Северного Зауралья Елена Бойко, руководители областного и городского советов ветеранов, ветераны госбезопасности, писатели и краеведы, журналисты и студенты.

– Такую конференцию нужно было впервые провести, может быть, лет 30, 40 или 50 назад, – обратился к участникам главный редактор газеты «Тюменская область сегодня» Александр Скорбенко. – На Кузнецовских чтениях встретились люди, которые не понаслышке знают, что такое история разведки, и ведут системную работу по сохранению памяти о героях Великой Отечественной войны. Уверен, что наши встречи и общение будут интересными и полезными, а впервые прошедшее в Тюмени мероприятие можно считать историческим событием.

Почетный гость конференции Андрей Артюхов рассказал о работе в рамках партийного проекта «Оружие Победы». 22 октября, когда исполнится 100 лет со дня рождения директора судостроительного завода Петра Потапова, планируется установить в Тюмени памятник торпедному катеру, выпускавшемуся в годы войны на предприятии.

Андрей Викторович поделился с участниками конференции мнением о необходимости чествования не только подвигов участников боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны, но и  ветеранов тыла, которые тоже несли тяготы страшного времени и внесли вклад в общую Победу. В завершение выступления Андрей Артюхов продемонстрировал табличку с произведенного тюменскими мастерами торпедного катера, поднятого с морского дна во время недавней поисковой операции.

Главным итогом прошедших в Тюмени Кузнецовских чтений стало осознание общего интереса ученых и журналистов, ветеранов и молодежи к теме сохранения правдивых исторических сведений о жизни и подвигах нашего земляка, легендарного разведчика, Героя Советского Союза Николая Кузнецова. Научно-историческая конференция, посвященная 107-й годовщине со дня рождения героя, состоялась в областном центре впервые, но участники и единомышленники уверены, что мероприятие должно стать традиционным и массовым, с участием студентов и школьников.

Версии гибели разведчика

Сергей ШИБАНОВ, писатель и журналист, г. Мурманск

– На наших улицах не рвутся снаряды и не строчат пулеметные и автоматные очереди, но каждый разумный человек понимает, что война все же идет и война эта жестокая. Это война за сохранение нашей исторической памяти.

Есть, например, историк Борис Соколов, написавший большую работу о Николае Кузнецове, но, как правило, в негативном плане… Так, например, он заявляет, что на Холме Славы во Львове похоронен вовсе не Николай Кузнецов, а неизвестный немецкий офицер, и заходит так далеко, что предлагает назвать дорогую для нас могилу Могилой Неизвестного Немецкого Солдата.

Наша же задача, задача всех исследователей, совершенно обратная. Пусть совсем по чуть-чуть, пусть совсем понемножку мы должны продвигаться вперед, устраняя эти неясности и защищая таким образом вашего легендарного земляка.

«Тюменская область сегодня» за 19 марта 2014 года напечатала мою статью «Рассуждения о версиях гибели героя-разведчика».

В ней выражаю мнение, что только две версии стоят серьезного внимания. Это версия Дмитрия Медведева и версия Николая Струтинского, ближайшего соратника Николая Кузнецова. Версия Медведева полностью основывается на известной телеграмме начальника гестапо Львова Витиски в Берлин, в которой говорится, что Кузнецов с товарищами погибли 2 марта 1944 года в районе села Белогородка и похоронены в селе Великая Мильча Ровенской области. Хотя, думается, бандеровцы многое наврали при передаче этих сведений немцам, тем не менее‚ она заслуживает внимания, потому что в ней указываются имена всей группы Кузнецова.

По версии Струтинского, одной из наиболее достоверных, Николай Кузнецов погиб и похоронен с 8 на 9 марта 1944 года в селе Боратин Львовской области. В сентябре 1959 года следственная группа Струтинского нашла это захоронение. После экспертизы черепа, проведенной известным антропологом Герасимовым‚ было доказано, что он принадлежит Кузнецову. 27 июля 1960 года останки легендарного разведчика были перезахоронены на Холме Славы во Львове.

Но есть все-таки одно слабое место в версии Струтинского. Ни  в одном из своих многочисленных интервью он не упоминает о месте захоронения Яна Каминского и Ивана Белова. Не мог он не понимать, что подставляется таким образом под огонь различных лжеавторов. Нашел же он в процессе следствия могилу Василия Дроздова из отряда «Победители»‚ последним видевшим живым Николая Кузнецова и в конце войны жестоко убитым бандеровцами в том же селе Боратин.

19 января 2009 года в интервью «Российской газете» Теодор Гладков, серьезный историк боевой деятельности отряда «Победители» и Николая Кузнецова в частности, заявил‚ что после того, как могила в Великой Мильче была эксгумирована и там оказалось не три трупа, а два, он понял: это люди Кузнецова. А люди Кузнецова, как понимаем, это Иван Белов и Ян Каминский.

Прочитав такое заявление, позволил себе высказать собственную версию. 2 февраля 1944 года был освобожден город Ровно, а в начале марта в Великой Мильче уже слышались орудийные раскаты наступающей 13-й армии генерала Пухова. Пауль Зиберт-Кузнецов был нужен бандеровцам живым или мертвым для торговли с немцами.

Попутно я выяснил, что расстояние между Великой Мильчей и Боратином совсем небольшое – вряд ли больше 40 км, что немного даже для конного транспорта. Поэтому, полагаю, они перевезли тело Кузнецова в Боратин, про который была даже припевка: «Боратин и Черница (деревня рядом) – бандеровская столица». И уже там, в Боратине, передали все документы, обнаруженные у Кузнецова, боевикам генерала Прюцмана. И только потом приказали местным жителям захоронить тело разведчика. В сентябре 1959 года эта могила была обнаружена следственной группой Николая Струтинского. 27 июля 1960 года легендарный уралец нашел покой на Холме Славы во Львове.

Прекрасно понимаю, что таким образом подвергается сомнению знаменитый эпизод, произошедший в ночь с 8 на 9 марта 1944 года в хате Степана Голубовича. Но‚ во-первых‚ даже в протоколе допроса Степана Голубовича есть противоречия. А во-вторых, и это главное, моя версия не подвергает сомнению, что на Холме Славы во Львове покоится наш легендарный разведчик. В-третьих, каких только загадок не подкидывает нам история!

Подводя итог, еще раз скажу, что  о Николае Кузнецове и его боевых друзьях мы должны продолжать исследования, и только тогда можем повторить слова Вячеслава Молотова, сказанные им 22 июня 1941 года: «Наше дело правое. Победа будет за нами». Мы обязательно должны победить в войне за нашу историческую память, потому что, защищая имя Николая Кузнецова, мы защищаем Россию.

Традиции в семье Николая Кузнецова

Николай ПАЧЕЖЕРЦЕВ, исследователь, магистр истории, г. Тюмень

– В 1911 году в июле месяце, 27 числа, родился в семье старообрядцев Кузнецовых сын, которого в благочестивой православной семье нарекли, согласно святцам, именем Никанор в честь одного из Святых апостолов. Место рождения Никанора – село Зырянка Екатеринбургского уезда Пермской области.

У него были старшие сестры Агафья, Лидия и младший брат Виктор. Никанор в 1931 году сменил имя на Николай.

Будущий Герой Советского Союза Николай Иванович Кузнецов с точки зрения советской власти имел сомнительное социальное происхождение. Его отца считали кулаком и участником белой банды (некоторое время после 1917 года многодетная семья старообрядцев Кузнецовых жила на территории, подконтрольной адмиралу Колчаку).

Мать Ники Анна Баженова происходила из семьи старообрядцев. Отец семь лет прослужил в гренадерском полку в Москве. Конструкция их дома также говорит в пользу старообрядческого происхождения. Отец Ники Иван Кузнецов тоже из старообрядцев, поморов.

В этнографических материалах 1863 года отмечается крепкое телосложение поморов, статность и приятная наружность, русые волосы, твердая поступь. Они резки в движениях, ловки, сметливы, неустрашимы, опрятны и щеголеваты. В сборнике для чтения в семье и школе «Россия» поморы предстают настоящими русскими людьми, рослыми, плечистыми, железного здоровья, неустрашимыми, привыкшими смело смотреть в лицо смерти.

Система воспитания в старообрядческой среде. Обучение церковнославянскому (древнерусскому) языку. Обучение знаменному («крюковому» пению). Утверждаю, что исконно русский мужик Кузнецов, обладая уникальной памятью и абсолютным музыкальным слухом, кроме немецкого, владел еще французским, английским, польским, эсперанто, коми-пермяцким языками. Более того, был гениальным актером по жизни, что присуще только выдающимся разведчикам.

Почему сменил имя Никанор на Николай? Как версия: отвести беду от родителей. Кроме того, становление личности разведчика было завершено, и он ничего не хотел иметь с прошлым.

Талантливый человек талантлив во всем – полиглот Ника еще  и блестяще выступал в школьном театре. Ярким событием для всей округи стала сыгранная им роль комиссара Кошкина из известной пьесы Константина Тренева «Любовь Яровая». На сцене впервые обнажились уникальные черты личности Кузнецова: умение мгновенно перевоплощаться, гипнотическое обаяние, азартность, решительность и готовность к самопожертвованию. Годы спустя все это помогло Кузнецову выполнять разведывательные задания в Москве и на Украине.

Возможно, судьба аса разведки была бы другой и, наверное, как боец невидимого фронта, он во время войны мог бы быть более полезным советской спецслужбе. Потенциал Николая Кузнецова был очень высоким. Профессионалы такого класса, с такими способностями, знаниями, качествами характера могли успешно выполнять специальные задачи исключительной важности.

Два героя с улицы Республики

Николай ЗЕНЗИН, ветеран госбезопасности, г. Тюмень

– Активная работа по теме «Разведчик Николай Кузнецов» началась в год 100-летия со дня его рождения, когда в начале 2011 года «Тюменская область сегодня» опубликовала несколько статей о жизни и подвигах этого замечательного человека. Активность читателей была невероятно высокой.

В прошлом году, изучая ксерокопии переданных мне проживающими в Тобольске родственниками Николая Ивановича писем и документов, обнаружил непонятную запись. Дочь Агафьи Ивановны Валентина в 1963 году в письме другу и соратнику разведчика Николаю Струтинскому пишет, что из Свердловска в Тобольск приезжал Герой Советского Союза Шаров и встречался с Агафьей Ивановной. Адрес ее получил от брата Виктора, который давно живет в Свердловске. Говорили о Николае Ивановиче и о книге, которую надо о нем написать. Шаров (других данных не было) побывал у Агафьи Ивановны дома, удивился, в каких стесненных условиях живет родная сестра Героя Советского Союза Кузнецова. Он тут же повел ее  в горисполком и добился, чтобы от нее приняли заявление на расширение жилплощади. Квартиру она потом получила.

В общедоступных источниках автор нашел только одного Героя с такой фамилией – Шаров Павел Степанович, 1922 года, уроженец деревни Сазоново Тюменского района, после школы окончил в 1940 году Тюменский сельхозтехникум. Уже интересно, ведь там учился и Кузнецов. Воевал в авиации, сделал 140 боевых вылетов, из них 72 с целью разведки. Значит, разведчик. Трижды сбивали, но остался жив и выбрался к своим. За боевые подвиги в феврале 1945-го получил Героя Советского Союза.

Май 2017 года. Читательница из деревни Кутарбитка Тобольского района привезла мне книгу «Разведчик Николай Кузнецов». Книжке 53 года, издана в 1964 году в Свердловске. Авторы – брат и сестра разведчика Лидия Брюханова и Виктор Кузнецов.

Самое интересное оказалось в предисловии, которое написал Павел Шаров, Герой Советского Союза, который приезжал в Тобольск к Агафье Ивановне.

Он пишет, что в годы войны не раз выполнял задания по разведке вражеских войск, но не на земле, а с воздуха. И это было не просто, приходилось преодолевать зенитный огонь фашистов и вести бои с их истребителями. «Однако трудно себе представить ту роль, какую выполнял мой земляк, одно время учившийся в том же Тюменском техникуме, в котором учился и я. Николай Кузнецов действовал в стане врага в самых тяжелых условиях. Он постоянно рисковал, подвергал себя опасности быть схваченным. Каждый час, каждую минуту». И дальше Шаров с большой любовью и уважением описывает все боевые подвиги разведчика Кузнецова в тылу врага.

Теперь все встало на свои места, понятно, почему он встречался с Виктором Кузнецовым в Свердловске, зачем ездил в Тобольск к Агафье Ивановне. И хотя он после войны жил  и похоронен в Свердловске, но родился и рос в нашей области, свои первые шаги в большую жизнь сделал, как  и разведчик Николай Кузнецов, из стен Тюменского сельскохозяйственного техникума. Мемориальную доску Герою Павлу Шарову следует установить на стене этого здания. Он должен быть рядом со своим земляком и кумиром.

А теперь расскажу об открытии памятника Николаю Кузнецову в Тюмени. Монумент установлен 19 декабря 1967 года. Это был юбилейный год – 50 лет Октябрьской революции и 50 лет создания органов госбезопасности. Бюст разведчика Кузнецова, изготовленный нашим скульптором Алексеем Клюкиным, был уже передан в горком комсомола. Однако комиссия горисполкома в установке памятника отказала. Сослались на основной пункт. Он гласил, что памятники и мемориальные доски можно устанавливать только постоянно проживающим в области лицам или уроженцам Тюменской области. Уроженец Свердловской области Кузнецов не проходил по обеим статьям.

Через сутки доложили. Будущий разведчик учился в Тюменском сельхозтехникуме в 1926–1927 годах, здесь вступил в комсомол, окончил курсы эсперанто, сделал первые шаги в самостоятельную жизнь. Уехал к семье в Зырянку из-за смерти отца. Но в Тюмени на сегодня нет ни одного Героя, кого бы по своим подвигам и популярности можно было сравнить с Героем Советского Союза разведчиком Николаем Кузнецовым.

19 декабря 1967 года, накануне 50-летия ВЧК-КГБ, памятник Николаю Кузнецову в городе Тюмени установлен.